Говоря о том, о чем говорить не принято

Источник: http://www.unz.com/article/speaking-the-unspeakable/

Selection_001217 декабря 2015 года

Автор: Сэм Хусейни (SAM HUSSEINI)

Перевод: Seva

От редактора: Владимир Путин недавно на пресс конференции назвал претендента на пост президента США от республиканской партии Дональда Трампа очень талантливым человеком и безусловным лидером президентской гонки.  Трамп, несомненно, человек талантливый и, как бы помягче выразиться, неординарный. Он говорит о том, о чем другие молчат. Считается, что он много врет, но когда он гворит правду, это такая правда, которую как власть имущие, так и американское общество в целом предпочитают не замечать. Статья как раз об этом.

Вот эти двое пока лидируют в гонке за место в Белом Доме.  (Источник изображения)

Власти хотят, чтобы все перестали быть друзьями на Фейсбуке тех, кто поддерживает Трампа. Есть даже специальная программа, чтобы их блокировать. Это им покажет!

Да, Трамп изображает хулигана, взывая к популистским (хорошим) и низменным, ксенофобным, и расистским (плохим) чувствам. С этими вещами надо осмысленно дискутировать, а не просто воротить нос и игнорировать, как это делают самозванные интеллектуалы.

У публики сохраняется иллюзия, что Обама – пацифистская тряпка. На самом деле Обама бомбил больше стран, чем любой президент после второй мировой войны: Афганистан, Пакистан, Ирак, Сирия, Йемен, Ливия, и Сомали.

Концентрация на негативных аспектах кампании Трампа заставляет людей не замечать хороших – и я не имею в виду чего-то типа “о, демократ может обойти этого”. Я имею в виду хороших в том смысле, что наконец кто-то говорит об этих вещах.

Трамп взывает к низменным чувствам, но они влючают скептицизм по поводу военной роли США в мире, как уже было во время кампании Пэта Бьюкенена (Pat Buchanan) в 1992.

Газета Нью Йорк Таймс недавно изобразила, что она сравнила правдивость кандидатов. Конечно, по их мнению Трамп за пределами шкалы по лживости. Но он недавно сказал, что администрация Обамы и Хиллари Клинтон, как Госсекретарь, “убила сотни тысяч людей своей глупостью… Ближний Восток в полном бардаке при ней“. Я думаю, что это весьма точно, хотя политика США скорее маккиавелиевская, чем глупая, но это высказывание – глоток свежего воздуха на национальной сцене.

Но я не видел, чтобы кто-то проверил справедливость этого утверждения, потому что официальные СМИ не хотят это осуждать. Конечно, через несколько предложений Трамп говорит о нападении на станцию ЦРУ в Бенгази,  (речь идет о нападении на американскую дипломатическую миссию в Бенгази в Ливии, в результате которого был убит американский посол. Впоследствии всплыло множество обвинений, что эта миссия была не чем иным, как дипломатическим прикрытием для операций ЦРУ – прим. ред.) из-за чего салонные мудрецы игнорируют его, как сторонника “теории заговоров”, что, скорее всего, и будет единственным, что многие услышат.

Не надо ли того, кто периодически говорит неудобную правду, отметить как человека, нарушающего политкорректные табу? Трамп говорит такую правду, как этот фрагмент из дебатов в Лас Вегасе о войнах США:

Мы потратили $4 триллиона пытаясь свергнуть разных людей. Честно говоря, если бы мы потратили $4 триллиона в США на ремонт дорог, мостов, и на решение других наших проблем, включая аэропорты, я думаю, нам бы было намного лучше. Я могу это вам сейчас сказать”.

Я думаю, это более сильная критика военных расходов, чем мы слышали от Бёрни Сандерса (Bernie Sanders) в последнее время.

Высказывания Трампа и Рэнда Пола (Rand Paul) об америкаской политике смены режимов и бомбардировок часто не анализируются. Удобнее сосредоточиться на нашей доброте по приему нескольких тысяч беженцев, чем выяснять, как миллионы людей в Сирии, Ираке, Афганистане, Пакистане, Йемене, и Сомали стали беженцами в результате политики правительства США.

Говорят, что предложение Трампа временно запретить иммиграцию мусульман неконституцонно. Новость: нынешний демократический президент бомбил семь стран без объявления войны! По сути, мы смыли нашу конституцию в унитаз. Оправдывает ли это дальнейшие ее нарушения? Нет. Но попытка изобразить праведный гнев по этому поводу неубедительна.

В низменной анти-мусульманской риторике Трампа есть логика. Она, несомненно, неправильна, но основание ее в односторонней информации, которая дается публике. Поскольку практически никто на национальном уровне не критикует политику США – вторжения, союзы с Саудовской Аравией и Израилем – то кажется логичным, что нужно что-то изменить, и это что-то оказывается отделением от мусульман.

Некоторые “образованные” ставят Трампу в вину, что в дебатах в Лас Вегасе он вел себя так, как будто он не знает, что такое ядерная триада. Я не знаю, знает ли он, что такое ядерная триада, или просто прикидывается, что не знает. Но я рад, что он не занял позицию нынешней администрации, говоря, что нужно потратить триллион долларов на “модернизацию” нашего ядерного оружия, чтобы мы могли эффективно шантажировать планету еще одно поколение. Люди, может быть, помнят, что несмотря на всю риторику Обамы о конце эпохи ядерного оружия, именно Рейган почти оказался на высоте положения, когда Горбачев предложил уничтожить все ядерное оружие. Но Рейган считается плохим, так что “прогрессивные люди” должны его ненавидеть, так что мы не должны об этом помнить.

Многое в нашей политической культуре питается ненавистью. Люди ненавидели Саддама Хусейна и Осаму Бин Ладена, и поэтому поддержали все, чего хотел младший Буш. Люди ненавидели младшего Буша, и поэтому поддержали Керри, Обаму, и кого угодно безусловно, независимо от того, куда это ведет. Люди ненавидели Ассада, и поэтому помогли созданию ИГИЛ. Теперь люди ненавидят ИГИЛ, и некоторые хотят ударить по ним ядерным оружием. Кого они будут ненавидеть следующим? Наверное, Россию. Джон Кэйсик (John Kasich) – знаменитый разумный умеренный республиканец – говорит, что “настало время дать русским по носу” – и какая разница, что это приближает нас к ядерной войне? Многие демонизируют Трампа – нконец, кого-то из США, которого некоторые именуют Гитлером. Ненависть, ненависть, ненависть… Почему мы не может видеть людей, как они есть, трезво оценивая хорошее и плохое в них?

Трамп призывает остановить иммиграцию мусульман “пока мы не разберемся, что к чему”что, учитывая, что в нашей политической культуре мы редко разбираемся, что к чему, может быть навсегда. Это может поднять реальные вопросы. Трамп говорит: “Существует сильная ненависть. Откуда она, я не знаю”. Было бы разумным сказать, давайте перестанем бомбить “пока мы не разберемся, что к чему”. Но Трамп – в отличие от всех других, имеющих доступ к мегафону – по крайней мере спрашивает, почему США не любят на Ближнем Востоке.

Единственный другой человек, кто говорит такие вещи на национальном уровне, это Рэнд Пол, хотя его высказывания не всегда на уровне, и остаются бледной копией того, что говорил его отец.

Конечно, что на самом деле нужно сказать: раз мы не знаем “что к чему” – наверное надо прекратить бомбардировки. Но это не доходит, потому что у публики сохраняется иллюзия, что Обама – пацифистская тряпка. На самом деле Обама бомбил больше стран, чем любой президент после второй мировой войны: Афганистан, Пакистан, Ирак, Сирия, Йемен, Ливия, и Сомали.

На дебатах в Лас Вегасе Трамп сказал: “Когда башни в Нью Йорке (World Trade Center) обрушились, лиди были посажены в самолеты, которые были друзьями, членами семей, подругами, и они были посажены в самолеты и отправлены назад, в основном в Саудовскую Аравию”. Это грамматически неправильно, но поднимает вопрос о роли Саудовской Аравии в 9/11.

Половина того, что Трамп говорит, на грани вменяемости и неправда. Но он также говорит правду – и, что важно, вещи, которые никто другой, у кого есть доступ к СМИ, не говорит.

Да, Трамп говорит, что он разбомбит Сирию к чертовой матери, как и все другие республиканские кандидаты. Но Обама уже бомбит Сирию и Ирак к чертовой матери, но тихо, так что люди думают, что этого не происходит, и считают, что проблема в его пассивности.

Люди правильно чувствуют, что Обама, Буш, и весь истеблишмент играет в бесконечные геополитические игры, и они правы, что им это надоело. Декларированные цели – демократия на Ближнем Востоке, уничтожение оружия массового поражения, стабильность, и право защищать американцев – с очевидностью не могут быть достигнуты политикой властей. Все это явно предлоги, и у инициаторов войн есть другие, необъявленные цели, которые они преследуют.

Трамп хвастается своей оппозицией иракской войне. Некоторые из нас проводили политические кампании против вторжения в 2003 году. Я не помню Трампа на антивоенных митингах в 2002 году, но он, похоже, сказал несколько слов в 2003 и 2004. Конечно, ничего выдающегося или смелого. Но хорошо, что кто-то с самым большим мегафоном на планете говорит, что иракская война – это плохо. Люди, которые его поддерживают, не согласны со склонностью правительства США к бесконечной войне.

Трамп говорит, что он будет договариваться с российским президентом Путиным. Ощущение того, что работа президента включает попытки поддерживать разумные отношения с другой крупной ядерной державой, с моей точки зрения, большой плюс.

Подумайте также о воможном соревновании Трамп-Клинтон, учитывая, что она голосовала за вторжение в Ирак.

Может быть, Трамп и не будет отличаться от остальных, если он станет президентом. Но он создает впечатление, что он будет действовать, как нормальный националист, а не лживый глобалист. И многие в США, похоже, этого хотят. И это хорошо. Он дает понять, что проблему непрерывных войн можно решить, и что он отличается от других, которые поддерживают непрерывные войны. Это хорошо, что такая позиция вдохновляет людей, которые плюнули на политику.

Трамп – похоже, единственный из республиканских кандидатов – говорит, что он будет договариваться с российским президентом Путиным. Ощущение того, что работа президента включает попытки поддерживать разумные отношения с другой крупной ядерной державой, с моей точки зрения, большой плюс. Он создает впечатление настоящего националиста, но – в отличие от наших лидеров в последнее время – не стремящегося к глобальному доминированию любой ценой. Люди, которые хотят видеть мир в лучшей форме, должны этим воспользоваться.

Ни один демократ не сказал, что нам нужно серьезно рассмотреть причины гнева по отношению к правительству США. Публике никогда не демонстрируют взгляды, включающие эту позицию. Единственный, кто это сделал в недавней истории на национальном уровне, был Рон Пол (Ron Paul), и либеральный истеблишмент в 2008 году демонизировал его так же, как Трампа сейчас.

Бёрни Сэндерс (Bernie Sanders), конечно, по праву хвастался своим голосованием против вторжения в Ирак в 2002 году и правильно связал это вторжение с возникновением ИГИЛ. Но у Сэндерса был исторический шанс обратиться к этой теме во время дебатов сразу после атаки 13 ноября в Париже, но он не захотел говорить о внешней политике. Сейчас он жалуется на недостаточное внимание СМИ. Да, СМИ несправедливы к протрессивным кандидатам, но ты себе не помогаешь, когда отказываешься участвовать в важнейших дебатах нашего времени.

Еще более беспокоящим является странное решение Сэндерса повторять, что надо заставить саудовцев “испачкать свои руки”. Это совершенно неправильный подход, который разделяет большинство республиканских претендентов. Даже крайне либеральная Барбара Ли (Barbara Lee) отказалась возражать против того, что США вооружают Саудовскую Аравию, которая продолжает убийства в Йемене.

Что касается экономики, Трамп единственный республиканский кандидат, защищающий прогрессивный налог. Том Фергюсон (Tom Ferguson) отметил: “он нравится избирателям с низкими доходами вдвое больше, чем избирателям с высокими доходами, которым он нравится в республиканских опросах”. Трамп “даже отбросил некоторые темы, которые практически священные для республиканцев, в частности, списание с налога процентов по займам для сверхбогатых”. Ли Фэнг (Lee Fang) пишет: “Доналд Трамп говорит, что он может купить политиков, и никто из его конкурентов не возражает”.

Хорошо бы прогрессивным людям задуматься о том, что это хорошо, когда многие, кто разочаровался в политике, поддерживают человека, который говорит эти вещи.

Важно подчеркнуть: я понятия не имею, во что Трамп на самом деле верит. Поддерживать его наверное равносильно покупке вслепую. Он может оказаться еще более авторитарным, чем то, что мы уже видели. Я просто хочу сказать, что его привлекательность заключается в долгожданном разрыве с истеблишментом, наряду с некоторыми реакционными взглядами.

У меня нет личных симпатий к Трампу. Я жил в одном из его домов когда я рос в Квинс (Queens). Его броский стиль, когда мы с отцом с трудом сводили концы с концами, живя в однокомнатной квартире, вызывал у меня отвращение. Я помню, как подростком я видел только что достроенную Башню Трампа (Trump Tower) в Махэттене, и как мой отец шутливо прикинул, что он мог бы купить один квадратный дюйм за те деньги, которые он заплатил Трампу за квартиру за многие годы.

Возможно, Трамп – это инструмент истеблишмента, который должен сдуться, как многие критики обвиняют Бёрни Сэндерса, что он сгоняет людей для Хиллари Клинтон. Трамп может выполнять ту же функцию для части республиканского электората, которая против истеблишмента. Или он может проводить традиционную политику истеблишмента, если его изберут – это то, что сделал Обама, особенно во внешней политике. Трамп шутит: “семь месяцев назад я был истеблишментом”.

Главное в том, что у аборигенов нет покоя. Они и должны беспокоиться, и это делает настоящее время хорошим, чтобы их мобилизовать и направить их энергию в конструктивное русло, а не демонизировать их и перестать обращать на них внимание.

Sam Husseini – основатель вебсайта VotePact.org